КОГНИТИВИСТИдейное ядро²Когнитивный уровень
Часть 8
Прологи: наука о сознании становится точной
Когнитивный уровень социальных систем
Манифест когнитивиста
.
Узелки на распутку
.
Прологи
.
Степенные законы, распределения Парето и закон Зипфа
.
Когнитивный уровень
Мерцающие зоны
.
Органическая логика: резюме
Карта органической логики
.
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
.
Опус 1/F
.
Anschauung, научный метод Гёте
.
Закон серийности Пауля Каммерера
.
Ранние признаки критических переходов
.
Слабые сигналы
.
Меметика
.
Системный анализ и чувствительные точки
.
Спиральная динамика
.
Когнитивный уровень, часть 8
 
Наше исследование когнитивного уровня не прямолинейное – и вряд ли таковое возможно. Мы плавно и циклически переходим от одного аспекта темы к другой, чтобы позже вернуться к уже затронутым вопросам и добиться их более тонкого понимания (хотя это может быть и нелегко).
Получив первое представление о том, как когнитивные объекты детерминируют поведение и мышление индивидуума или целого общества, мы возвращаемся к вопросу о том, что представляют собой когнитивные объекты и как они взаимодействуют с информационным и материальным уровнем реальности.
До сих пор мы пользовались вспомогательной аналогией, сравнивающей когнитивные феномены с материальными объектами: физический уровень реальности содержит материальные объекты, а когнитивный уровень, по аналогии – "когнитивные объекты". Однако, чтобы двигаться дальше нам придётся отказаться от этой аналогии, поскольку самодостаточные смыслы или идеи, существующие на когнитивном уровне, не являются "объектами".
Вдумаемся, что мы называем "объектами". Во-первых, объекты – это, как правило, предметные сущности, имеющие определенное место в пространстве и времени, имеющие определенные размеры и т. д. Во-вторых, объекты существуют независимо от нашего восприятия, внимания, сознания – они объективны, а не субъективны. Объективность – это независимость от конкретного наблюдателя, отсутствие привязанности к восприятию какого-то конкретного индивидуума, объект могут воспринимать одинаково много разных индивидуумов.
Например, объектом является солнце или лампочка, но не космический вакуум или чьё-то ощущение тепла. Вакуум – потому что он не ограничен, не предметен, а ощущение тепла – потому что оно не объективно, а субъективно.
Идеи или смыслы, которые мы именовали когнитивными объектами не являются "объектами". Во-первых, они не предметны – то есть, не имеют определенного местоположения в пространстве и времени (ни в физическом, ни в каком-либо другом), не имеют размера. Во-вторых, они не объективны, потому что проявляются как смыслы или идеи, которые конкретное воспринимающее и осознающее существо накладывает на явления и события. Нет осознающего индивидуума – нет и когнитивного уровня. Не-объектность когнитивного уровня наделяет его парадоксальными свойствами. Их можно разделить на две группы.
Первая группа: не-локальность
Первая группа – это свойства, связанные с тем, что смыслы и идеи не предметны и к ним не применимы пространственные или временные категории. Или, говоря более высокопарно, смыслы и идеи существуют вне пространства и времени, над потоком видимой, "обычной" реальности. Благодаря этому их соприкосновения с видимой, погруженной в пространство и время реальностью происходят не-локально. Это значит, смыслы и идеи влияют на неё повсюду и нигде конкретно, всегда и никогда конкретно.
Не-локальность когнитивного уровня – серьёзный вызов для привыкшего мыcлить предметно рассудка. Мы привыкли делить мир на локации: вот в этой локации находится стул, а вот в этой – экран монитора с информацией. То есть, и материальные и информационные объекты имеют определённое местоположение. Но нельзя говорить об определенном местоположении того или иного смысла или идеи. Например, накладывая идею квадрата на подходящее изображение, мы одновременно накладываем эту идею на весь воспринимаемый мир.
Вспомним, что самодостаточный смысл или идея – это настройка внимания. И, настраивая внимание на идею квадрата, мы трансформируем не только восприятие данного конкретного изображения, находящегося у нас перед глазами, а одновременно изменяем восприятие всего мира. Образно говоря, когда мы фокусируем внимание на квадрате, для нас весь мир становится квадратным.
Простая иллюстрация на примере геометрических фигур. На следующем рисунке сфокусируйте внимание на треугольнике. Затем перенесите взгляд на фигуру справа. Какой смысл она получит? Повторите опыт с квадратом:
Мы понимаем интеллектуально, что справа фигуры совершенно одинаковы, но смысл на них накладывается разный, в зависимости от того, на какую фигуру было сфокусировано наше внимание – на треугольник или квадрат. В первом случае фигура справа воспринимается как усечённый треугольник, во втором - как упавший квадрат. Таким образом, при фокусе внимания на квадрате, мы склонны и окружающие предметы видеть квадратами. То же самое с треугольником или любым другим смыслом или идеей, на которую настроено наше внимание.
Вернёмся к истории про Василия и Фёдора. Фёдор, восприятие которого обусловлено идеей Героя, не сможет локализовать порождаемые ею сценарии только на своей неудаче с поступлением в лётное училище. Эта идея будет влиять на жизнь Фёдора вообще, она проявится как фоновая настройка его внимания, неявно детерминирующая все его поступки, мысли и решения – относятся ли они к выбору профессии, к отношениям с окружающими или к предпочтениям в еде.
Далее, взаимодействие социального пространства и его когнитивного уровня также не-локально – одни и те же идеи и смыслы могут действовать как на уровне целого государства, так и на уровне поведения одного конкретного гражданина – у них нет определённой общественной или географической локализации. Поэтому социальные мифы и парадигмы, являясь настройками коллективного внимания целого социума, являются одновременно настройками внимания каждого из его представителей, каждой из его социальных групп – хотя проявляются в индивидуумах и группах в разной степени.
Например, упомянутые беспорядки в Москве (или в Кондопоге), опирающиеся на идею национально-освободительного восстания, свидетельствуют не о том, что эта идея становится влиятельной в среде московской (кондопожской) молодежи. Они являются свидетельством, что эта идея усиливает своё влияние в российском обществе вообще – в каждом городе, в каждой семье, в каждом гражданине. Последовавшее за московскими событиями подобные беспорядки в Санкт-Петербурге и некоторых других городах случились не потому, что Москва подала пример, а потому, что одновременно во многих местах России создаются подходящие условия для активной реализации идеи и сценария национально-освободительного восстания. При этом в новостях мы видим только верхушку айсберга, гораздо важнее, то, как эта идея охватывает общество на микро-уровне – на уровне отдельных семей, трудовых коллективов, даже отдельных граждан. На макро-уровне, когда беспорядки выходят на улицы, власть может активно противостоять сценарию восстания полицейскими силами, но у неё нет почти никаких инструментов противостоять ему на микро-уровне.
Противостоять одной парадигме можно только другой парадигмой, и невозможно – только физической силой или информационным контролем – просто потому, что физическая сила и информационный контроль неизбежно локальны, а действие идей и смыслов – нет.
Проблема нынешней ситуации в нашей стране заключается в том, что русскому архетипу Героя сегодня лучше всего соответствует сценарий национально-освободительного восстания. Власть, озабоченная экономическими балансами и "прагматизмом", пока не может предложить альтернатив. России необходима внятная и очень трудная общенародная задача, достойная Героев (или внятный и серьёзный враг, что гораздо хуже, хотя и привычнее) и если власть и народ не будут иметь согласия по поводу того, что это за задача (или кто этот враг), им придётся противостоять друг другу. Спортивные паллиативы вроде зимней олимпиады в Сочи 2014 или чемпионата мира по футболу 2018, очевидно, не годятся на роль общенациональной героической задачи.
России не нужна "национальная идея", об отсутствии которой многие стенают. Она была и есть. России нужна национальная задача, которая была бы понятна всем (а не только кучке придворных чиновников) – и лучше не дожидаться, пока жизнь её сама поставит.
Итак, когнитивные "объекты" актуализируются, то есть, вступают во взаимодействие с физическим и информационным уровнем реальности не-локально. При этом это взаимодействие разворачивается c характерным рисунком, который мы ещё будем далее обсуждать в связи с жизненным циклом когнитивных актуализаций.
Вторая группа: транс-персональность
Вторая группа парадоксальных свойств смыслов и идей связана с тем, что когнитивный уровень лежит вне дихотомии объективное-субъективное. Смыслы одновременно и субъективны, поскольку проявляются только в сознании конкретного воспринимающего существа, но всё-таки они и не являются субъективными переживаниями.
Это ещё один вызов нашему разуму. Мы привыкли считать, что в мире существуют объективные вещи, которые одинаковы для всех и не зависят от восприятия конкретного человека, а есть субъективные вещи, которые существуют только в сознании отдельных людей. Между объективностью и субъективностью мы привыкли проводить такую же границу как между коллективным и индивидуальным: истину, верную для большого коллектива (желательно, для всего человечества) мы считаем объективной, а истину, верную только для одного конкретного человека – субъективной. Но идеи и смыслы одновременно являются и сугубо индивидуальными и коллективными, а потому – субъективными и объективными одновременно. Назовём это свойство когнитивного уровня транс-персональностью.
Транс-персональность означает, что на когнитивном уровне люди не являются изолированными индивидуумами, а образуют коллективное воспринимающее существо, хотя при этом каждый человек не лишается собственной индивидуальности. Только на материальном и информационном уровне люди локальны и разделены между собой границами – телесными и информационными. На когнитивном уровне границы между людьми стираются, так что коллективы начинают себя вести как транс-персональные существа. При этом в зависимости от глубины смыслов и идей эти транс-персональные существа могут охватывать маленькие группы людей (семьи, предприятия) или огромные сообщества (государства или целые культуры).
Изобразим это графически. Когнитивный уровень, как мы уже говорили, можно сравнить с неоднородным ландшафтом:
Теперь этому сравнению мы можем придать ещё один смысл. Отдельные, самые глубокие углубления в этом ландшафте – это сознание отдельных людей. При этом на определённом низком уровне А, сознание отдельных людей изолировано и независимо друг от друга (1, 2, 3). Однако, на более высоком уровне B три отдельных сознания оказываются объединенными в один тран-персональный организм "Группа I". Но на уровне B этот организм оказывается изолированным от организмов "Группа II" и "Группа III". С повышением уровня коллективные организмы укрупняются, вплоть до уровня D, на котором всё человечество является одним единым транс-персональным организмом. Повышение уровня, приводящее к укрупнению транс-персональных организмов – это движение от функциональных, интеллектуальных смыслов отдельной личности – к самым глубоким и универсальным архетипическим смыслам, общим для всех людей
Карл Юнг, который обнаружил существование архетипов, помещал их в "коллективное бессознательное". Однако, мы можем теперь уточнить: архетипы, как и другие глубинные смыслы, одновременно являются частью и коллективного и индивидуального бессознательного, потому для них различие между коллективным и индивидуальным исчезает, они транс-персональны. Таким образом, "коллективное бессознательное" как носитель архетипов и других смыслов одновременно является и "индивидуальным бессознательным" каждого человека.
До сих пор мы параллельно говорили о когнитивных уровнях отдельных людей с одной стороны и целых коллективов – с другой. Теперь мы утверждаем: в действительности, когнитивный уровень не делится на индивидуальный и "общественный", и этот парадокс должен быть принят как важная специфическая особенность когнитивного уровня.
Внимательный читатель наверняка отметил, что не-локальность и транс-персональность когнитивного уровня – это два способа обозначить одни и те же свойства. В реальности не-локальность означает транс-персональность, и наоборот. Одна и та же идея как источник самодостаточного смысла может управлять восприятием двух разных людей или коллективов, которые никак не связаны между собой материально или информационно – с одной стороны это транс-персональность, а с другой – не-локальность.
Наконец, одна и та же идея может управлять восприятием отдельного человека и целого коллектива – и это имеет прямое отношение к практике. Тут отдельный человек может быть социальным аналитиком или инженером, а коллектив – общество, исследованием которого он занимается. Иными словами, главный исследовательский инструмент социального инженера – его собственное восприятие, способность осознавать собственный когнитивный уровень, который парадоксально одновременно является и когнитивным уровнем исследуемого общества. Нужно лишь помнить, что когнитивный уровень содержит не информацию и rationale (обычное содержание нашего интеллекта), а самодостаточные смыслы и идеи.
Ваш комментарий
image Поля, отмеченные звездочкой, нужно обязательно заполнить
Заголовок комментария:
image Текст комментария: (не более 2000 символов, HTML-разметка удаляется)
image Ваше имя:
Ваш E-mail:
image Сколько будет дважды два? (ответьте цифрой, это проверка от спам-рассылок)
Отправить комментарий
Главные темы
Внимание (8)Геогештальт (1)Гештальт (16)Динамика внимания (5)Инсайт (5)Интуиция (2)Кибернетика (5)Когнитивное управление (6)Когнитивный анализ (4)Когнитивный словарь (5)Культура наблюдения (5)Мерцающие зоны (7)Метафизика (3)Метафора (13)Механизмы восприятия (15)Мифы и парадигмы (7)Органическая логика (5)Прогнозирование (6)Роль языка (4)Симметрии (5)Синхронизмы (5)Сложные системы (10)Степенной закон (8)Творческое мышление (5)Три уровня систем (4)Управление знаниями (3)Фазы развития (7)Фракталы (18)Цветные шумы (9)
КОГНИТИВИСТ: когнитивные методы и технологии © Роман Уфимцев, при поддержке Ателье ER