КОГНИТИВИСТИдейное ядро²Когнитивный уровень
Часть 10
Прологи: наука о сознании становится точной
Когнитивный уровень социальных систем
Манифест когнитивиста
.
Узелки на распутку
.
Прологи
.
Степенные законы, распределения Парето и закон Зипфа
.
Когнитивный уровень
Мерцающие зоны
.
Органическая логика: резюме
Карта органической логики
.
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
.
Опус 1/F
.
Anschauung, научный метод Гёте
.
Закон серийности Пауля Каммерера
.
Ранние признаки критических переходов
.
Слабые сигналы
.
Меметика
.
Системный анализ и чувствительные точки
.
Спиральная динамика
.
Когнитивный уровень, часть 10
Темы:
Итак, взаимодействие когнитивного уровня с материальным и информационным приводит к образованию наблюдаемых фрактальных следов. То есть, когнитивный уровень разворачивается в материальные и информационные фракталы. Если мы говорим о социальных системах, то актуализация идей и смыслов когнитивного уровня выглядят как нарастающее сходство сценариев поведения людей в различных сегментах общества, рост поведенческого самоподобия. Далее, если сценарии социального поведения включают в себя изменение окружающей среды или материальное производство, то материальные результаты – изменения в окружающей среде или плоды ремесла и производства – также приобретают свойства фрактальных структур.
Удобный пример – город как рукотворная материальная структура. При всём разнообразии городов с точки зрения исторической судьбы, условий ландшафта и архитектурных намерений градостроителей, наиболее общим и естественным принципом организации городского пространства является фрактал. Фрактальная структура городских районов, кварталов, отдельных домов и дорог различного масштаба между ними – наилучшее решение противоречия между необходимостью осваивать максимальные площади и при этом обходиться минимально возможной дорожной системой. Таким же образом, выстраивая фракталы, эту задачу решает и природа, например в структуре листа. Сходство рукотворных городских структур и природных структур – рисунка прожилок листа или веток дерева – очевидно.
Творческое осмысление сетки улиц Сеула, навеянное корейскому художнику Lee Jang Sub фрактальным сходством города и растения.
Любопытно, но фрактальность городов попала в поле зрения специалистов сравнительно недавно. Впервые обстоятельно эта тема была раскрыта британцем Майклом Батти в книге «Фрактальные города», вышедшей только в 1994 году. Батти отмечает важный факт: фрактальная структура одинаково характерна как для городов, развивавшихся естественным образом, так и для городов, построенных в соответствии с градостроительными планами. Отличие «естественных» городов заключается только в том, что их фрактальные структуры обладают большей стохастичностью, то есть, элементом случайности.
С точки зрения когнитивного анализа, город как фрактальная структура является наблюдаемым следом актуализации, развёртывания «идеи города». Идея города – это самодостаточный смысл городского поселения. Вновь обратим внимание на отличие функциональных смыслов, зависимых от контекста, от внешнего оправдания, и самодостаточных смыслов, не нуждающихся во внешних оправданиях. Многие поселения основываются исходя из решения конкретных функциональных задач – у крупного месторождения, рядом с судоходной гаванью или речной переправой. Функциональные поселения вне зависимости от их масштаба имеют только зависимый, функциональный смысл. Они лишаются своего оправдания и источника развития как только внешние обстоятельства изменяются – например, поселение рядом с угольным разрезом теряет свой функциональный смысл, если разрез исчерпан или добыча угля становится нерентабельной из-за изменения внешней конъюнктуры.
Функциональное поселение превращается в полноценный город лишь в том случае, если в нём начинает разворачиваться самодостаточный смысл, «идея города». Тогда, вне зависимости от смены экономической или политической конъюнктуры, город будет жить и развиваться, хотя и переживая периоды расцвета и депрессии. Лишь самые мощные природные или социальные катаклизмы способны уничтожить его или поставить на путь полной деградации и исчезновения. Одна из характерных особенностей города, приобретшего самодостаточный смысл, является множественность его функциональных смыслов – в отличие от функционального поселения, у него не одна функция, а множество. Такой город не привязан к одному-единственному внешнему оправданию, и при изменении конъюнктуры он легко находит новые функциональные смыслы взамен исчерпанных.
«Идея города» – довольно тонкая вещь. Она соотносится с его функциональными смыслами также, как характер, личность человека соотносится с его различными социальными ролями, например, с его профессией. Хотя профессия человека оказывает влияние на его личность, именно характер человека является определяющим при выборе той или иной профессиональной деятельности.
Так, для города Кенигсберга-Калининграда функциональным смыслом, которым руководствовался его основатель чешский король Оттокар, было создание тевтонской крепости, военного форпоста для борьбы с племенами пруссов. Позже, после роспуска Тевтонского ордена, город поменял свой функциональный смысл и стал столицей герцогства Пруссия, её административным, культурным и торговым центром. На протяжении веков Кенигсберг успешно выполнял эту функцию, постепенно, с экономическим расцветом Пруссии, становясь важным торговым портом.
С конца 19-го века Кенигсберг стал обретать новый функциональный смысл – он вновь начал становиться мощным военным форпостом, предназначенным для войны с Востоком. С начала 20-го века военная функция стала для города главенствующей, и своего апогея она достигла во время Второй мировой войны, когда фашисты превратили город и окружающие земли в мощный укрепрайон, напичканный бункерами и военными заводами. И даже после трудного взятия Кенигсберга войсками Красной Армии и переименования его в Калининград, после советских десятилетий и распада СССР, военно-политическая функция города остаётся для него основной – по сей день.
Кенигсберг-Калининград, начало 60-х. Не одно десятилетие после войны центр города был покрыт пустырями, оставшимися от разбомбленных американцами и англичанами кварталов. Но даже это почти не изменило изначальную сетку улиц древнего города.
Таким образом, главный функциональный смысл города остаётся неизменным уже второй век, а второстепенные функции города даже за последние сто лет менялись несколько раз. В довоенные времена Кенигсберг был центром торговли сельхозпродукцией Восточной Пруссии. В советские времена развитое сельское хозяйство прусских земель оказалось в упадке и город стал центром рыболовецкой индустрии. Но хищное рыболовство быстро опустошило Балтику и город с 70-х годов и вплоть до распада СССР оказался лишенным определенного экономического смысла, по сути, он оставался только военным форпостом. В последние десятилетия Калининград обрёл новый функциональный смысл – теперь он выполняет роль посредника и перевалочного пункта в торговле между Европой и основной частью России.
Эти перипетии функциональных смыслов, происходившие почти за 800 лет истории города, не разрушили, однако, его идею, его самодостаточный смысл, который несомненно присутствует у Калининграда-Кенигсберга. Этот город имеет свой характер, особый «дух места», который ощущают многие гости нашего города – это и есть его идея, хотя её очень трудно сформулировать словами.
Каждый поворот истории не изменял, а только ещё более раскрывал характер города, его идею – также как обстоятельства жизни человека раскрывают его характер, делают его зримым, наблюдаемым. В том числе, идея Кенигсберга (теперь Калининграда) раскрывалась и продолжает раскрываться в зримой форме его кварталов и улиц. И эта форма – фрактал.
Развитие города является удобным примером развития фрактальных следов, которые возникают в результате актуализации, развёртывания самодостаточных смыслов в материальном и информационном уровне социальной реальности. Проследив характерную динамику развития городов, мы можем получить наглядное представление о том, как вообще происходит актуализация идей, влияющих на социальную жизнь.
В последние годы появились группы исследователей, изучающих динамику развития городов с позиций фрактальной геометрии. Они выделили ряд интересных закономерностей, которые интересны и для нас. В частности, обнаружено, что развитие городов приводит к увеличению степени их фрактальности, то есть, самоподобия. Отдельные районы города (обычно наиболее старые), обладающие выраженными фрактальными свойствами, постепенно сливаются с новыми районами, которые могут не иметь ярких фрактальных свойств при своём возникновении. Так постепенно город приобретает всё более развитую и цельную фрактальную структуру. Таким же образом – поэтапно, сперва ограниченными, а затем всё более распространяющимися областями – происходит развитие любых фрактальных следов, порождаемых когнитивным уровнем.
Интересно на примере нескольких реальных городов проследить этот процесс. Сравним динамику развития трех городов: Кенигсберга, Москвы и Нью-Йорка:
Кликните, чтобы увеличить
 Можно увеличить
Кликните, чтобы увеличить
 Можно увеличить
Кликните, чтобы увеличить
 Можно увеличить
Обратим внимание, как простое расширение города из исторического центра на поздних этапах сопровождается возникновением «выбросов» – компактных районов, изначально изолированных от основного массива, а затем, в процессе дальнейшего роста города, поглощаемые им. Исследования установили, что это характерная динамика, наблюдаемая повсеместно.
Обратим внимание также на то, что основные структурные «мотивы» в расположении улиц и кварталов возникают уже на самых ранних этапах развития города, и далее они усиливают своё влияние, очевидно проявляются как ведущий организующий принцип. И эти принципы для разных городов разные. Москва – город, развивающийся по кольцевой и радиальной схеме, от Кремля. Нью-Йорк – город, почти с самого начала усвоивший сетчатую структуру. Труднее сформулировать структурный принцип Кенигсберга – его кварталы образуют хитроумный узор, похожий на пазл. В нём сочетаются и радиальные и сетчатые элементы, но ни один из этих простых принципов не главенствует. Вместо этого город своими улицами словно «танцует» вокруг рукавов реки Прегель, образуя какую-то тонкую эстетическую целостность.
Главенствующий структурный принцип, проявляющийся в планировке города – одно из проявлений его идеи, самодостаточного смысла. Радиально-кольцевая структура Москвы, безусловно, отражает идею соборности и державности, которые всегда являлись важными для русского общества. Сетчатая структура Нью-Йорка отражает принципы социального равенства и демократии, которые в свою очередь являются продуктами рационального масонства, вдохновлявшего отцов-основателей США. Наконец, танцующая структура Кенигсберга, органично сочетающая и радиальную и сетчатую структуру, отражает культурный релятивизм и эклектику, присущую этому городу.
Разумеется, чтобы раскрыть идею города, недостаточно лишь его планировки. Необходимо осознавать историю города как хранилище характерных для него образов и сюжетов, знать социальную мифологию города, наконец, нужно принимать во внимание природный ландшафт, в котором развивается город. И тем не менее, видимая фрактальная структура городской застройки и её основной организующий принцип, который выступает в роли генератора фрактала – это удобное «окно» в когнитивный уровень общества, обитающего в данном городе и формирующего его облик.
Итак, актуализация когнитивного уровня выглядит как развитие наблюдаемого материального или информационного фрактала. В этой связи полезно различать два способа, которым могут развиваться фракталы:
Растущий фрактал развивается как растение – нижний уровень вырастает и становится основой для самоподобного повторения. Далее, второй уровень тоже вырастает и становится базой для возникновения третьего самоподобного уровня – и т.д. Таким образом возникает множество природных фракталов – деревья, трещины, разряды молний, кровеносная и дыхательная система животных.
Но в природе встречается и другой способ развития фрактала – сборка. Он отличается от первого тем, что самоподобные уровни не вырастают последовательно один из другого, а собираются из готовых кусков различного размера, которые уже имеются в наличии. Каждый из этих кусков может быть самостоятельно выросшим фракталом или результатом сборки из ещё более мелких кусков. Когда эти куски нужным образом соединяются, они образуют единый фрактал. В природе таким образом фрактально структурируются среды в моменты фазовых переходов. Например, в воде, находящейся в переходном состоянии между жидкой и твёрдой фазой таким образом собираются куски льда. Так же формируется и фрактальная структура земных ландшафтов – речных систем, горных склонов. Отдельные микро-фракталы собираются в крупные. Например, после ливневого дождя отдельные ручейки постепенно сливаются в более крупные потоки, затем вливаются в реки – так постепенно возникает единая фрактальная структура.
Вспомним характерную динамику развития городов. На первых этапах город растет из исторического центра. Затем возникают изолированные центра роста, «выбросы». Наконец, они объединяются с историческим ядром в единую фрактальную структуру. Таким образом, развитие города вначале происходит по схеме фрактального роста, а на поздних этапах – фрактальной сборки. При этом сборка не отменяет рост, а только дополняет его, становится более заметным способом развития.
Это же верно в отношении развития любых фрактальных следов в социальной реальности. На первых этапах актуализации наблюдается фрактальный рост следов, на поздних этапах – фрактальная сборка.
Обратимся к нашему примеру с выстраивающимся римским легионом. Рассмотрим, как мог бы выглядеть постепенный процесс актуализации идеи прямоугольного строя, которая была так симпатична римлянам:
Кликните, чтобы увеличить
 Можно увеличить
  1. Вначале мы имеем сотню легионеров, произвольно толпящихся на поле. Мы не видим никаких следов «прямоугольной идеи», её актуализация ещё не началась.
  2. После команды на построение, первыми зашевелились первые две десятки, которые, наверное, ближе всего к начальнику-сотнику. Эти две десятки становятся ядром будущего фрактала.
  3. Далее, во-первых, происходит рост ядра – ориентируясь на него, к нему пристраиваются ещё две десятки. Во-вторых, собственную инициативу проявила самая далёкая десятка. Она становится вторым центром роста самоподобной структуры строя.
  4. Все десятки уже построились, но ещё не соединились в общий строй. Наступает этап сборки фрактала.
  5. Фрактал собран, строй готов, «прямоугольная идея» полностью актуализировалась.
Аналогичным образом происходит актуализация каждой идеи или самодостаточного смысла, которые влияют на социальную реальность – хотя не всегда это происходит настолько наглядно, как в случае римского легиона или развития городской застройки.
Ваш комментарий
image Поля, отмеченные звездочкой, нужно обязательно заполнить
Заголовок комментария:
image Текст комментария: (не более 2000 символов, HTML-разметка удаляется)
image Ваше имя:
Ваш E-mail:
image Сколько будет дважды два? (ответьте цифрой, это проверка от спам-рассылок)
Отправить комментарий
Главные темы
Внимание (8)Геогештальт (1)Гештальт (16)Динамика внимания (5)Инсайт (5)Интуиция (2)Кибернетика (5)Когнитивное управление (6)Когнитивный анализ (4)Когнитивный словарь (5)Культура наблюдения (5)Мерцающие зоны (7)Метафизика (3)Метафора (13)Механизмы восприятия (15)Мифы и парадигмы (7)Органическая логика (5)Прогнозирование (6)Роль языка (4)Симметрии (5)Синхронизмы (5)Сложные системы (10)Степенной закон (8)Творческое мышление (5)Три уровня систем (4)Управление знаниями (3)Фазы развития (7)Фракталы (18)Цветные шумы (9)
КОГНИТИВИСТ: когнитивные методы и технологии © Роман Уфимцев, при поддержке Ателье ER