КОГНИТИВИСТИдейное ядро²Прологи
Пролог 38. Экзогенные причины
Прологи: наука о сознании становится точной
Манифест когнитивиста
.
Узелки на распутку
.
Прологи
Пролог 1. Когнитивный порядок
Пролог 2. Сигнатура характерного масштаба
Пролог 3. Степенной закон
Пролог 4. Три типа степенных распределений
Пролог 5. Закон Зипфа, сигнатура β = 1
Пролог 6. Цветные шумы, сигнатура α = 1
.
Пролог 7. Розовый шум и модель Бака-Снеппена
Пролог 8. Розовый шум и модель релаксации
Пролог 9. Розовый шум: шипелки и фрактальное блуждание
Пролог 10. Население городов и закон Зипфа
Пролог 11. Масштабно-инвариантные сети
Пролог 12. Фракталы и закон Зипфа
Пролог 13. Дробление континуума
Пролог 14. Социально-географические волокна
Пролог 15. Закон Зипфа в случайных текстах
Пролог 16. Тексты как фракталы
Пролог 17. Когнитивные фракталы
Пролог 18. β и размерность Хаусдорфа
Пролог 19. Образы когнитивных фракталов
Пролог 20. Когнитивные волокна
Пролог 21. Математика когнитивных фракталов
Пролог 22. Стохастические когнитивные фракталы
Пролог 23. Сравниваем Россию и Польшу
Пролог 24. От Швейцарии до Афганистана
Пролог 25. Гармониум
Пролог 26. Шум когнитивных фракталов
Пролог 27. Шум когнитивных процессов
Пролог 28. Розовый шум в поведении людей
Пролог 29. Шум в динамике зрительного внимания
Пролог 30. Изображения и двухмерный розовый шум
.
Пролог 31. Физическая и когнитивная релаксация
Пролог 32. Когнитивная релаксация и цветные шумы
Пролог 33. ВТОРОЙ ЦИКЛ. Дробление времени
Пролог 34. Когнитивное дробление времени
Пролог 35. Время как текст
Пролог 36. События и причинность
Пролог 37. Четыре причины Аристотеля
Пролог 38. Экзогенные причины
Пролог 39. Генеративные модели причинности
Пролог 40. Генеративные модели причинности, часть 2
Пролог 41. Гештальт-причинность
Пролог 42. Тау-модель
Пролог 43. Я-состояния и тироны
Пролог 44. Параметры тау-модели
.
Пролог 45. Параметры тау-модели, часть 2
Пролог 46. Параллельный тирон
.
Пролог 47. Параллельный тирон, часть 2
Пролог 48. Свойства тирона
.
Пролог 49. Свойства тирона, часть 2
.
Пролог 50. Семейства тирона
Пролог 51. Эволюция как тирон
Пролог 52. Я-состояния и девиации
Пролог 53. Эволюция и морфогенез
Пролог 54. Волокна и легенды
Пролог 55. Волокна и легенды, часть 2
Пролог 56. ТРЕТИЙ ЦИКЛ. Я-состояния и их структура
Пролог 57. Я-состояния и их структура, часть 2
Пролог 58. Спиральная структура
.
Пролог 59. Информация и её типы
Пролог 60. Информация и симметрия
Пролог 61. Информация и закон Вебера-Фехнера
Пролог 62. Натуральная пропорция
Пролог 63. Апекс Я-состояний
.
Пролог 64. Генеративные модели Я-состояния
Пролог 65. Нейрон
Пролог 66. Критические случайные графы
.
Пролог 67. Блохи и табакерки
Пролог 68. Чаши, табакерки и прочее
.
Пролог 69. Интерлюдия
Пролог 70. Гештальт числа e
.
Пролог 71. Гештальт числа e, часть 2
Пролог 72. ЧЕТВЁРТЫЙ ЦИКЛ. Тиронный рост
Пролог 73. Обобщённые процессы
Пролог 74. Обобщённые процессы, часть 2
Пролог 75. Обобщённые процессы и энтропия Реньи
Пролог 76. Дельта-процессы
.
Пролог 77. Дельта-аддитивные процессы
Пролог 78. Дельта-мультипликативные процессы
Пролог 79. Дельта-мультипликативные процессы, часть 2
Пролог 80. Дельта-мультипликативные процессы, часть 3
Пролог 81. Структурно-временной изоморфизм
Пролог 82. Тау-процесс и время
Пролог 83. Знаки состояний
Пролог 84. Мерные знаки и случайное блуждание
.
Пролог 85. Именные знаки и графы состояний
Пролог 86. ПЯТЫЙ ЦИКЛ. Простые числа
Пролог 87. Числа и их компоненты
Пролог 88. Время и простые числа
Пролог 89. Т-информация
Пролог 90. Новый прототип статистики Зипфа
Пролог 91. Новый прототип и гармоническая информация
.
Пролог 92. Не-целочисленные симметрии
Пролог 93. Спектры симметрии
.
Пролог 94. Преобразования симметрий
Пролог 95. Комплексные симметрии
Пролог 96. Cимметрии и структурные модальности
Пролог 97. Симметрии и характерная динамика
Пролог 98. Симметрия, энергия, излучения
Пролог 99. Симметрия системы
Пролог 100. Симметрия континуумов и траекторий
Пролог 101. Симметрия континуумов, часть 2
Пролог 102. Симметрия и масштаб
Пролог 103. Симметрия и вероятность
Пролог 104. Симметрия и вероятность, часть 2
.
Пролог 105. Преобразование симметрии континуумов
Пролог 106. Cимметрия многомерных континуумов
Пролог 107. Опыты с взаимодействием форм
Пролог 108. Опыты с взаимодействием форм, часть 2
Пролог 109. Омега-преобразование
Пролог 110. Омега-линзы
Пролог 110 (2). Омега-линзы, часть 2
Пролог 111. Геометрическое среднее и максимум энтропии
Пролог 112. Мультипликативные коллизии
Пролог 113. Смысл принципа максимума энтропии
Пролог 114. Варианты модели мультипликативных коллизий
Пролог 115. Свойства модели мультипликативных коллизий
Пролог 116. Геометрическая энтропия
Пролог 117. Специальные энтропии. Последний Пролог.
Степенные законы, распределения Парето и закон Зипфа
.
Когнитивный уровень
.
Мерцающие зоны
.
Органическая логика: резюме
Карта органической логики
.
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
.
Опус 1/F
.
Anschauung, научный метод Гёте
.
Закон серийности Пауля Каммерера
.
Ранние признаки критических переходов
.
Слабые сигналы
.
Меметика
.
Системный анализ и чувствительные точки
.
Спиральная динамика
.
Пролог 38. Экзогенные причины
 
Роман Уфимцев
17 апреля 2012 года, Калининград
В предыдущем прологе мы сопоставили четыре статистически различимых типа причинности, формирующих натуральные хронологии (физические/когнитивные, эндогенные/экзогенные) с четырьмя причинами метафизики Аристотеля. Это сопоставление помогает нам достичь глубокого и универсального понимания различных типов причинности, что очень полезно для анализа взаимодействия когнитивного и физического порядков в хронологиях различной природы.
Мы начали с наиболее "древнего" типа причин - с аристотелевских материальных причин, которые в наших обозначениях именуются физическими эндогенными. "Древность" тут понимается как принадлежность к самым глубоким слоям нашего мира, к его субстанциональной основе, к первичному комбинаторному хаосу, управляемому лишь собственными симметриями элементарных частиц материи, информации и других элементарных сущностей. Образно говоря, это причины, порождаемые самой глиной, из которой слеплен наш мир.
Последний пример, который мы обсудили – цепи исторических событий определенного класса, видимо связанных между собой этим древним типом причинности. Речь идёт о моментах смены верховной власти в европейских королевствах, данные о которых хорошо сохранились в исторических хрониках. Мы обнаружили: как правило, временные лаги между этими событиями, которые совпадают со сроками правления того или иного короля, хорошо отвечают экспоненциальному частотному распределению, что указывает на действие физических эндогенных причин.
Однако, имеется как минимум одно явное исключение из этого правила. Существует страна, хронология смены власти в которой указывает на действие иного типа причин.
2. Причины целевые / когнитивные экзогенные
Следующий тип аристотелевской причинности, который мы подробно рассмотрим – это причины целевые или, как ещё говорят, причины телеологические (от греческого τελε, "цель", не путать с τῆλε, "далёкий"). Напомню, этот тип причин связан с вопросом "Для чего?". Иными словами, события, обусловленные этим типом причин являются событиями целесообразными, происходящими по какому-то умыслу, для чего-то.
Мы называем их когнитивными экзогенными, и в некотором смысле они являются во всех отношениях противоположностью уже изученным нами физическим эндогенным причинам. Во-первых, они относятся к когнитивному, а не физическому порядку, а во-вторых, они скорее являются внешней, а не внутренней причиной для событий.
В соответствии с нашей матрицей причин, для когнитивной экзогенной причинности характерно логнормальное распределение временных лагов между причиной и следствием:
Возвращаясь к историческим хронологиям, рассмотрим временные лаги между моментами смены верховной власти в России, начиная со времён Киевской Руси и вплоть до революции 1917 года. Для начала представим данные в экспоненциальной вероятностной диаграмме:
Отклонения от экспоненциального закона слишком очевидны и систематичны. Зато представив данные в логнормальной вероятностной диаграмме, мы увидим, что порядка 90% всех данных хорошо соответствуют логнормальному распределению:
(Отклонения от него начинаются для сроков правления князей и царей, правивших более 20-30 лет, и оно вероятно связано с биологическими ограничениями срока жизни человека – мы видели подобные отклонения и на распределениях периодов правления королей.)
Итак, моменты смены верховной власти в России, в отличие от Британии, Франции, Баварии и некоторых других европейских стран (следует признаться, что мы проверили не все), очевидно представляют собой цепь исторических событий, в основе которой лежит особый механизм причинности. Судя по "логнормальной росписи", это когнитивная экзогенная причинность, которую Аристотель именовал целевой причинностью.
И тут нам вновь придётся упражнять свой ум в понимании вещей, расходящихся со здравым смыслом. Получается, что восхождение царя или великого князя на русский престол есть событие, целевой причиной которого является его уход с этого престола? Или, поскольку уход с престола одного властителя есть исторический момент прихода другого, русские правители восходили на престол, для того, чтобы после них на престол взошёл другой правитель?
Обратим внимание на любопытную разницу: европейские короли восходили на престол, потому что до них это делали другие короли, а русские цари восходили на престол, чтобы после них на него взошёл другой.
Пока это может показаться лишь забавной софистикой, поэтому мы займемся теперь примером, в котором смысл целевой причинности предстаёт в гораздо более очевидном виде.
Телеология дорожного движения
Между перемещениями случайных прохожих и движением автомобилей по дороге есть принципиальная разница. Если мы возьмем дорогу, движение на которой достаточно плотное, для того, чтобы водители реагировали друг на друга, и достаточно узкую для того, чтобы они не могли свободно обгонять друг друга в любой момент, мы получим условия движения автомобилей, которые коренным образом отличаются от обычно совершенно свободного движения прохожих. Калининград, с его узкими дорогами и насыщенностью автомобилями, представляет тут удобную площадку для наблюдений.
Мы провели наблюдения движения по различным дорогам с разными условиями - неподалеку от светофоров и далеко от них, на внутри-городских дорогах и на загородной трассе, в часы напряженного движения и в периоды не слишком высокой загруженности дорог. И выяснилось, что временные лаги между моментами проезда автомобилей мимо точки наблюдения (учитывалось только движение в одну сторону) в абсолютном большинстве случаев распределяются логнормально, вот типичный пример:
Впрочем, не совсем так. Дело в том, что если исследовать фактические данные замеров временных лагов между автомобилями, мы не получим логнормального распределения:
Однако, если из каждого фактического лага вычесть один и тот же период порядка 1 секунды, распределение приобретает логнормальную форму. Дело в том, что именно такое время - около 1 секунды - минимальное буферное время, обеспечивающее безопасную дистанцию движения между автомобилями (вообще-то, рекомендуется держать дистанцию не менее 2 сек., но в плотном движении водители пренебрегают рекомендациями):
Поскольку водители стараются не въезжать в буферную зону двигающегося перед ними автомобиля, временные лаги, которые могут варьировать, а потому представляют для нас интерес, должны исчисляться за вычетом этих постоянных буферных периодов - это как раз составляет около секунды для каждого автомобиля.
Если мы имеем дело с логнормальным распределением, то, по нашей классификации, между моментами пересечения автомобилями контрольной точки как событиями имеется когнитивная экзогенная причинно-следственная связь. Или, в терминах Аристотеля, целевая, телеологическая причинная связь.
Попробуем понять, что это значит. У события есть цель, назначение, и именно оно является причиной этого события. То есть, причиной одного события является другое событие, которое должно наступить в будущем. Для водителя автомобиля в плотном движении такой целью является момент времени в будущем, когда он достигнет буферной зоны автомобиля, следующего перед ним. При этом он не хочет въехать в эту зону, но и не желает отдаляться от неё слишком далеко, поскольку спешит и не хочет, чтобы его подрезали. Иными словами, управляя автомобилем, он руководствуется конкретным моментом времени в будущем, когда он пересечет конкретную точку дороги.
Для наблюдателя на обочине это выглядит как обусловленность каждого следующего события (пересечения очередным автомобилем контрольной точки) предыдущим, то есть, как цепь событий, связанных между собой целевыми, телеологическими причинами.
Если движение становится редким, то водитель, не имея в зоне видимости двигающийся перед ним другой автомобиль, перестает ориентироваться на него, и руководствуется другими, не целевыми критериями управления: качеством дороги, своими предпочтениями и т.д. В этом случае его движение становится больше похожим на свободное движение пешеходов, и мы увидим приближение временных лагов к экспоненциальному распределению.
Целевые аристотелевские причины словно "поворачивают время вспять" - следствие предшествует причине. В мире физических закономерностей это невозможно. Зато это вполне возможно в мире когнитивных закономерностей. Например, водитель, который управляет автомобилем, а значит, влияет на время наступления очередного контрольного события в цепи, действует исходя из когнитивной причины - он осознает присутствие впереди идущего автомобиля. Вообще, чтобы целевая причинность могла действовать, необходимо присутствие сознания, поэтому мы безусловно относим этот тип причинности к когнитивному порядку.
Телеология инфекционных болезней
Теперь от примера с достаточно ясным механизмом действия целевых причин обратимся к гораздо менее понятному.
Мы уже говорили о том, что промежутки времени между инфицированием организма и появлением симптомов инфекционных заболеваний, то есть, инкубационные периоды, обычно подчиняются логнормальным распределениям – в эпидемиологии это утверждение известно как модель Сартвелла (Sartwell). Параметры этих распределений зависят от конкретного возбудителя, но закономерность подтверждена для многих заболеваний. Это позволяет нам думать, что инфицирование и появление симптомов связаны целевой причинно-следственной связью. Иными словами, вопреки здравому смыслу, очевидные симптомы заболеваний возникают не потому, что в прошлом произошло инфицирование, а наоборот, инфицирование происходит для того, чтобы в будущем возникли симптомы заболевания. То есть, инфицирование организма - это целесообразное, имеющие умысел событие.
Чей умысел и в чём он заключается? При кажущейся странности этого вопроса, он недалеко уходит от традиционных дарвинистских воззрений на причины эпидемий. В соответствии с ними, возбудители инфекционных заболеваний того или иного сорта представляют собой биологический вид, который как и каждый другой вид стремится к выживанию и распространению. Средой, в которой могут размножаться возбудители, являются заражённые организмы, при этом, поскольку на протяжении инкубационного периода носитель инфекции как правило не распространяет её, максимальные возможности для дальнейшей трансляции наступают с появлением первых симптомов заболевания - например, заболевающий гриппом человек, уже чихая, но ещё оставаясь на ногах, становится активным транслятором вирусов. Таким образом инфицирование как проникновение возбудителей в организм с точки зрения интересов их биологического вида является вполне целесообразным событием, целью которого является наступление симптоматической фазы заболевания.
Впрочем, дарвинистская точка зрения не подразумевает настоящего умысла у микробов. С эволюционистских позиций, поведение возбудителей целесообразно, но эта целесообразность является результатом длительного естественного отбора. Считается, что поведение существующих микробов кажется рациональным лишь потому, что все нерациональные, нецелесообразные варианты их поведения вымирают вместе с практикующими их "особями". Однако, логнормальность лагов между моментами инфицирования и возникновением симптомов, которую трудно объяснить с классических позиций, заставляют усомниться в этой картине.
Мы уже говорили о том, что биологи иногда объясняют логнормальность инкубационных периодов "мультипликативной" сложностью биологических процессов, определяющих длительность инкубационного периода. Но это объяснение, которое в реальности ничего не объясняет. Чтобы проиллюстрировать слабость и других объяснений, познакомимся с теорией, которую тоже можно встретить в трудах, посвященных инкубационным периодам инфекционных заболеваний.
Суть теории заключается в том, чтобы представить период от инфицирования до возникновения симптомов как процесс, состоящий из двух стадий. Первая стадия - превращение организма в носителя инфекции. Вторая стадия - превращение носителя инфекции в болеющий организм. При этом, пусть периоды от момента контакта с микробами до превращения организма в носителя инфекции имеют экспоненциальное распределение, то есть, превращение в носителя инфекции похоже на радиоактивный распад - оно может случиться в любой момент с одинаковой вероятностью. Пусть также и периоды между превращением в носителя и развитием симптомов заболевания также распределяются экспоненциально. Тогда в результате периоды между контактом с микробами и возникновением симптомов будут соответствовать так называемому распределению Эрланга, которое с первого взгляда очень похоже на логнормальное:
Распределение Эрланга при различных значениях параметра
Распределение Эрланга - это распределения суммы случайных величин, каждая из которых имеет экспоненциальное распределение. Его форма существенно зависит от того, сколько случайных величин суммируется - чем их больше, тем более оно становится похожим на логнормальное. В нашем случае суммируется период от контакта до превращения в носителя и период от превращения в носителя до развития симптомов, то есть, суммируется всего две величины. В этом случае форма распределения Эрланга заметно отличается от логнормальной (на диаграмме форма этого распределения как раз для этого случая) - подъем начинается сразу от нуля. Сравним это с уже виденным нами распределением инкубационных периодов полиомиелита:
Рост плотности вероятности начинается плавно спустя 1-2 суток после инфицирования, а не сразу и резко, как того требует распределение Эрланга. Таким образом, факты расходятся с теорией. Для других инфекций рост вероятности начинается ещё с большим запаздыванием, и расхождение с теорией становится ещё более существенным.
Но всё встаёт на свои места, если длительность инкубационных периодов считать результатом действия целевой причинности, результатом умысла, порождаемого каким-то сознанием. И если мы не можем говорить о сознании отдельных вирусов, то, возможно, тут мы сталкиваемся с действием сознания биологического вида как целого.
Итак, источником логнормальных распределений в движении автомобилей является, очевидно, сознание водителей и порожденная им целевая причинность. Источником логнормальности длительностей инкубационных периодов может являться целевая причинность, которой руководствуется какое-то "коллективное сознание микробов". Во всяком случае, эпидемиологи и биологи пока не предложили другого, более традиционного удовлетворительного объяснения. Однако, следует признать, что с точки зрения понимания сути целевой причинности сопоставление таких разных с первого взгляда примеров мало что нам дало. И, вероятно, продолжая двигаться по другим примерам (преступлениям Чикатило, моментам смены русской верховной власти, моментам переключения фиксаций внимания и многим, многим другим), мы в каждом конкретном случае будем находить целевые причины, но нам нужен универсальный взгляд, понимание общего механизма целевой причинности: Что из себя представляет цель? Какими способами сознание влияет на мир, чтобы достигать эту цель? Что является необходимыми условиями для целевой причинности? Ответы на эти вопросы нам помогут найти генеративные числовые модели экзогенной причинности, но прежде нам следует кратко рассмотреть её физическую разновидность.
3. Причины движущие / физические экзогенные
Для этого типа причинности характерно нормальное распределение лагов между событием-причиной и событием-следствием:
Движущая причинность - наиболее близкая к бытовому пониманию причинно-следственных связей. Вспомним Галилея, бросающего ядра с Пизанской башни. Если спросить кого-то, почему у подножия башни упало ядро, то мы в абсолютном большинстве случаев услышим: "Потому что этот господин его бросил." И мы знаем, что периоды между моментами, когда Галилей отпускал ядро, и моментами, когда ядро падало на землю, отвечают нормальному распределению.
Аристотель точно назвал этот тип причин "движущими" - они действительно как-то тесно связаны с явлением движения, получают в нём самое простое и ясное объяснение. В общем случае, если из точки А в точку B под действием какой-то заданной физической силы перемещается заданный предмет, то временные лаги между отправлением (причиной) и прибытием (следствием) будут распределяться нормально:
При этом время прохождения заданной дистанции между пунктами А и В зависит от скорости движения, поэтому действие движущих причин часто может характеризоваться скоростью. Нормальное распределение скоростей каких-либо объектов или частиц - типичная картина в сфере действия физического порядка. Так не только распределяются скорости, например, одноатомных газов, но и скорости свободного движения пешеходов:
Результаты опыта по измерению скорости свободного движения людей через длинный коридор. Скорость вычислялась исходя из времени, которое требовалось людям, чтобы пройти весь коридор.
Этот тип причинности не случайно имеет ясный здравый, бытовой смысл. Наша обыденная жизнь наполнена прикладными, физическими взаимодействиями с природой, которые часто заключаются в движении, перемещении тех или иных предметов. При это часто речь идет не о наблюдаемом движении, а о движениях невидимых, но вполне реальных частиц вещества - и тут возникают нормальные распределения, связанные с температурными, химическими и прочими явлениями. Периоды от момента, когда мы ставим чайник на огонь до момента, когда вода в нём закипит, распределяются нормально. Периоды от момента, когда мы бросим в горячую воду кусочек сахара до момента, когда он полностью растворится, распределяются нормально. В целом, движущие причины опираются на неизменные физические свойства мира и благодаря своей устойчивости, надежности, являются для нас главным способом его освоения. Мир движущей причинности - это логичный, понятный нам мир. В нём не только каждое действие приводит к результату, но и сам момент получения результата предсказуем. (Вообразите, как было бы неудобно, если бы ставя чайник на огонь, мы бы не знали достаточно точно, когда он закипит. А это могло бы быть, если бы период закипания распределялся бы, например, экспоненциально или логнормально.)
Причинность периодических процессов
Интересный пример физической экзогенной причинности демонстрируют периодические процессы. Отклонения маятника, скажем, в правую сторону являются ничем иным как движущей причиной для его отклонения в левую сторону. Затем отклонение влево в свою очередь становится движущей причиной для нового отклонения вправо - так возникает периодический процесс:
Или, в электромагнитной волне максимум напряженности магнитного и электрического поля, имеющего одну направленность, становится движущей причиной появления максимума напряженности поля, направленной в противоположную сторону в следующий момент времени. Затем происходит обратный процесс - так разворачивается движущаяся в пространстве электромагнитная волна:
Иными словами, в периодических процессах движущие причины типа А порождают события типа B, которые в свою очередь становятся движущими причинами для событий типа А.
В классической физике периодические процессы принято изучать так, словно в них периоды между событиями типа А и В остаются строго неизменными, и зависят только от параметров системы. Например, период колебаний маятника зависит только от его длины, период колебаний электромагнитной волны - только от её энергии и т.д. Однако, любой реальный периодический процесс - во всяком случае, происходящий не в микро- а макромире, подвержен флуктуациям, которые приводят к случайному отклонению периодов от идеального значения и возникновению их нормального распределения. То есть, периодические процессы являются цепями событий, промежутки времени между которыми распределяются нормально.
В микромире ситуация, вроде бы, иная. Например, период колебаний двигающейся электромагнитной волны не подвержен флуктуациям. Однако, и тут мы можем говорить о нормальном распределении периодов - в этом случае характерный колокол нормального распределения просто становится предельно "худым", что выражается в приближении к нулю одного из параметров нормального распределения, который отвечает за его толщину:
Это приводит к стабилизации периодов около одного неизменного значения. Впрочем, являются ли периодические процессы в микромире такими абсолютно стабильными - ещё вопрос.
Итак, мы познакомились с двумя разновидностями экзогенных причин - с когнитивными экзогенными (они же целевые в терминах Аристотеля) и физическими экзогенными (они же движущие). Между ними есть и глубокая общность, и фундаментальные различия. Осознать их нам помогут генеративные модели этих типов причинности.
1
Телеология инфекционных заболеваний?
Роман, честно признаться, пока остался не убежден Вашей интерпретацией логнормальности промежутков времени между моментом инфицирования и проявлением симптоматики за счет некоего коллективного сознания вида. Чем Вам не нравится "дарвинистское" объяснение кажущейся разумности из-за необходимости обеспечения максимальной скорости размножения? Логнормальность, действительно, может быть следствием различия геномов и эпигеномных факторов различных людей: чем сильнее иммунитет, тем дольше в среднем потребуется времени для инфицирования (правый хвост плотности логнормального распределения). В то же время, довольно резкая левая часть плотности логнормального распределения может быть связана с "движущими" причинами - минимально необходимым набором процессов (каждый со своей длительностью, не меньшей определенного минимального времени), требующихся для инфицирования организма. Вот если бы логнормальная зависимость была продемонстрирована на статистике заболевания ОДНОГО И ТОГО ЖЕ человека, это потребовало бы какого-то более экзотического объяснения. Что думаете?
Вячеслав (4.07.2017 20:21)
2
Может быть, вы правы
Тут нужна большая чистая статистика и моделирование. Может быть действительно с виду логнормальные распределения представляют собой сдвинутые степенные (у логнормального распределения степенной хвост). Однако, и тут возникает вопрос: если хвост степенной, а степенное распределение связано с когнитивной эндогенной причинностью, то каким образом сознание может влиять на период инкубации - ведь оно как правило ничего не знает об инфицировании? Или тут уже нечто более правдоподобное? :)
Ну, и есть вариант просто не принимать матрицу типов причинности и характерных распределений - она действительно весьма смелая. Но потому и опубликована только тут :)
Роман Уфимцев (4.07.2017 23:36)
Ваш комментарий
image Поля, отмеченные звездочкой, нужно обязательно заполнить
Заголовок комментария:
image Текст комментария: (не более 2000 символов, HTML-разметка удаляется)
image Ваше имя:
Ваш E-mail:
image Сколько будет дважды два? (ответьте цифрой, это проверка от спам-рассылок)
Отправить комментарий
Главные темы
Внимание (8)Геогештальт (1)Гештальт (16)Динамика внимания (5)Инсайт (5)Интуиция (2)Кибернетика (5)Когнитивное управление (6)Когнитивный анализ (4)Когнитивный словарь (5)Культура наблюдения (5)Мерцающие зоны (7)Метафизика (3)Метафора (13)Механизмы восприятия (15)Мифы и парадигмы (7)Органическая логика (5)Прогнозирование (6)Роль языка (4)Симметрии (5)Синхронизмы (5)Сложные системы (10)Степенной закон (8)Творческое мышление (5)Три уровня систем (4)Управление знаниями (3)Фазы развития (7)Фракталы (18)Цветные шумы (9)
КОГНИТИВИСТ: когнитивные методы и технологии © Роман Уфимцев, при поддержке Ателье ER