КОГНИТИВИСТИдейное ядро²Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
Часть 3. Восприятие и внимание
Прологи: наука о сознании становится точной
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
Манифест когнитивиста
.
Узелки на распутку
.
Прологи
.
Степенные законы, распределения Парето и закон Зипфа
.
Когнитивный уровень
.
Мерцающие зоны
.
Органическая логика: резюме
Карта органической логики
.
Хвост ящерки. Метафизика метафоры.
Опус 1/F
.
Anschauung, научный метод Гёте
.
Закон серийности Пауля Каммерера
.
Ранние признаки критических переходов
.
Слабые сигналы
.
Меметика
.
Системный анализ и чувствительные точки
.
Спиральная динамика
.
Часть 3. Восприятие и внимание
 
На протяжении веков философы спорили о том, что такое сознание человека. Эти споры не прекращаются и сегодня, но одной из наиболее общепринятых точек зрения является высказанная философом Джоном Локком ещё в 17 веке:
Сознание – это восприятие того, что проходит через наш разум.
Действительно, созерцаем ли мы окружающий мир, мыслим о нём, фантазируем или переживаем эмоции - наше сознание воспринимает образы или чувства, которые приходят в наш разум из разных источников. Конечно, нельзя исключать возможности "чистого сознания", когда оно не наполнено никакими восприятиями, не несет никаких мыслей и впечатлений, но во всех обычных состояниях сознания любое его движение сопровождается восприятием той или иной вещи.
Был ли Локк полностью прав? Этот вопрос будет тревожить философов всегда. Но он, безусловно прав в том, что восприятие – это самая наблюдаемая (внутренне и внешне) и заметная часть деятельности сознания. И наблюдая её, мы можем очень многое сказать о том, как оно работает – хотя и не можем точно узнать, как оно устроено.
Представим себе, что мы с улицы, через подвальное окошко, наблюдаем работу мастера-сапожника. Он сидит за столом, но свет из окошка только выхватывает то, что лежит на самом столе. Сапожник шьет сапог, а мы наблюдаем весь процесс – от цельных кусков кожи до последних швов. У нас есть одна сложность - мастер скрыт в темноте, и мы не видим ни его, ни даже его проворных рук. Мы лишь видим, как изменяют на столе своё местоположение предметы - куски материалов, инструменты. Мы видим, как со стола в темноту исчезают ножницы и кусок кожи, а потом они возвращаются на стол, но кусок кожи уже разрезан на нужные лоскуты. Потом мы видим, как со стола пропадает шило и подошва, а потом они появляются вновь, но в подошве уже размечены отверстия под шитьё... В конце концов на столе появляется готовый сапог.
Точно также, наблюдая своё собственное сознание, мы не видим ту силу, которая проворно меняет наши восприятия одно на другое, но мы способны осознавать их - как мы способны видеть последовательность изменений в предметах на столе сапожника. И, что самое важное, наблюдая эту последовательность, мы почти всегда можем догадаться, что каждый раз делает сапожник в темноте, хотя и не можем видеть этого непосредственно.
Поэтому, если даже восприятия и их смена не составляют саму суть сознания, как считал Локк, если в темноте остается неведомый сапожник, то во всяком случае они являются самым доступным для наблюдения, самым заметным и красноречивым его проявлением. Может быть, восприятия, проходящие в нашем разуме - это лучшее из доступных нам окошек, позволяющих заглянуть в тайну сознания. И если не увидеть самого сапожника, то хотя бы догадаться, каков он.
Восприятие – это узнавание вещи. Узнавание того, что она существует, узнавание, какова она. Поэтому не только созерцание окружающего мира – это его восприятие, не только воображение или воспоминание – это восприятие чего-то никогда реально не существовавшего или уже минувшего, но и любая мысль,  знание любой вещи вообще – это её восприятие . Поэтому мы говорим, что в основе любой обычной деятельности сознания лежит восприятие.
Но если так, что  исследовав законы восприятия, мы обнаружим основные законы сознания . Если восприятие является не только связующим звеном между окружающим миром и разумом, но связывает также разум с миром вооображаемого и с миром воспоминаний, то законы восприятия проливают свет не только на то, как мы видим мир, но и на воображение, и на свойства нашей памяти, на то, как мы вообще мыслим.
Воспользовавшись нашими терминами, восприятие, его законы, являются организующим принципом сознания, проявленным в нём многократно, действующим всякий миг нашего мышления. И возможно, благодаря этому наше сознание сохраняет свою целостность, а не распадается на множество разрозненных искр.
Наверное, неудивительно, что первыми психологами, которые сосредоточили свои усилия на изучении законов восприятия, были гештальтисты. И они обнаружили удивительно простые закономерности, с которыми мы далее немного познакомимся. Эти "законы перцептуальной организации", как они их называли сами, были первоначально открыты ими на примере зрительного восприятия простейших геометрических фигур. Но гештальтисты довольно быстро поняли, что обнаруженные ими закономерности относятся не только к внешним, сенсорным восприятиям, но вообще к мышлению и поведению человека, и даже животных. Они пришли к выводу: эти законы - организующая сила всей психической деятельности. Но в начале 20-го века их мало кто понял и поддержал. Очень забавна реакция Ивана Петровича Павлова, открывателя рефлексов, великолепного учёного, на идеи гештальт-теории. Он наговорил по её поводу много возмущенных слов, но вот этот кусочек характерен как иллюстрация принципиального непонимания гештальта структурно мыслящим умом:
Гештальтская психология начиная с 1912 г. доказывает, что все различие элементов и целого есть недоразумение в психологии. Психология непременно — познание целого целиком. А кто когда целое познавал, не разламывая его? Возьмите машину самую простую. Как вы поймете устройство, если вы не разберете ее на части и не разберете влияние частей одна на другую?
(Очевидно, для "поэта рефлексов" душа человека представлялась сложной машиной, суммой шестерней и рычагов-рефлексов. Вот так бесконтрольные метафоры могут деспотически управлять нашим мышлением.)
В целом, и спустя почти сто лет, лишь немногие понимают, что открытия гештальт-теоретиков, вошедшие во все учебники по психологии в разделы, посвященные свойствам сенсорного восприятия, в действительности относятся не только к восприятию, а к свойствам сознания и мышления в целом.
Но как же идея Локка – ведь многие современные психологи и философы её разделяют? Где же последовательность? Если, как говорил Локк, сознание – это восприятие, то законы восприятия - это законы сознания, мышления в целом!
Именно так. И поэтому,  стремясь к полному пониманию метафоры как феномена мышления, нам нужно начинать с понимания свойств и законов восприятия .
Роман Уфимцев
1
расширение метафоры.
по моему все же надо бы признать еще одно свойство. это конкретность метафоры. если мы потеряем именно конкретную составляющую,то теряем почти то же что приобретаем. гвоздь это и гвоздь и ларец марии медичи,и все что угодно еще.именно преодоление противопоставления между бесконечным и единичным, между конкретным и всеобщим есть проблемная часть любого обобщения. здесь я все же ,только для уравновешивания ситуации ,соглашусь с тем ,что глаз кошачий действительно работает как радиоприемник,что вообще то говоря не так уж и абсурдно.Именно упуская конкретное содержание той же поэтической метафоры мы можем пройти и проходим мимо прозрений ,вне образного мышления вне аналитического ,а в ином ,может быть еще неразделенном формате.Пусть нечеткое и примитивное,такое слияние может преодолеть те разрывы которые неминуемо возникнут при освоении мира сконструированного,расчлененного по самому свойству,вложенному в него не природой,а создателем,человеком ,инженером. поэтому я читаю дальше.изредко комментируя.
александр 4650255@mail.ru (30.11.2011 14:58)
2
метафора или образ??
метафора -не образ,она не должна сводиться к воображаемому. иначе -все.мир подобен симфонии радуг и комьев грязных синиц в розово перистом полыхании темноты.,мир подобен телу ,небесному телу любимой женщины.,мир подобен вкусу родного языка таинственному вкусу самого сокровенного,того что мы упускаем искушаемые яблоками и вкусовыми добавками.отделяя сознание от образа поэтика моделирует гештальт созвучиями и танцем рук,напряжением мысли и спины,рокотом ревности и рубежами экспансии в потаенных термитниках радуги.Современные ,и не только современные писатели художники,работали над преодолением ограниченности и языка и тем более образа,который менее пластичен и более консервативен. образ это регресс,но регресс недостаточный,невмещающий неразличения ,рассеяноого и удивленного, мгновенного не сформированного памятью опосредования - тающего отпечатка. отпечатки не могут быть стабильными и самое главное не функциональны. но вот тут и кроется то, что мгновенная схваченность не-вниманием путь познания не менее точный, нежели пристальное наблюдение.Мне не хватает места чтобы проиллюстрировать это замечание "теоремой о камне"Шпильмана.Пинается ли камень,наблюдается ли мир или происходят сложные подмены мира конструкциями ,не существующими в этом случае пинания? в общем видимо ключевым моментом понимания будет момент метафорирования. Где находится пинаемый камень до того как мы решаем его пинать? 
александр 4650255@mail.ru (30.11.2011 15:15)
3
попробую все же.
реальны в смысле чего то корнкретного гештальты или нет.можно ли их пнуть подобно камню,почувствовав отдачу.?или гештальты пинают нас ,сами оставаясь недоступными для ответного воздействия?есть ли отличие пинания от натыкания на гештальт по невнимательности или уж тем более от спотыкание об него в темноте?можно ли нанести прицельный удар по камню илипо нему можно попасть ,только целясь куда то еще?. ответ ,что камень не может быть метафорой гештальта ,меня не успокоит.То что кошачий глаз не радиоприемник- это понятно,но то что он подобен в сознании поэта ,и не различим по выделенным свойствам парению осеннего листа- это тоже верно. поэтому пробуем пнуть гештальт.Что случиться в случае переименования ,некоторые вещи меняют свои свойства а некоторые к ним равнодушны. существует ли гештальт гештальта?(это на тот случай, если гештальт это платоновская идея). Мне все же представляется,что несмотря на поразительное правдоподобие гештальт-картины ,мы не получаем инструмента по преобразованию мира.гештальт не пинается .)))метафора пинается если мы целимся не в нее,это то не о том ,поэтому мир метафоры это мир отколовшегося смысла,переполнившего пустое ведро образа. и расширение метафоры есть ее объективизация не в меньшей мере нежели ее отстранение от форм и соответствий. колесный перестук - молчанье пирамид,девятка, тина, звонкий шип в руке,к прожектору приник и очарован ты,но тусклый свет луны в ночи не победим.
александр 4650255@mail.ru (30.11.2011 15:51)
Ваш комментарий
image Поля, отмеченные звездочкой, нужно обязательно заполнить
Заголовок комментария:
image Текст комментария: (не более 2000 символов, HTML-разметка удаляется)
image Ваше имя:
Ваш E-mail:
image Сколько будет дважды два? (ответьте цифрой, это проверка от спам-рассылок)
Отправить комментарий
Главные темы
Внимание (8)Геогештальт (1)Гештальт (16)Динамика внимания (5)Инсайт (5)Интуиция (2)Кибернетика (5)Когнитивное управление (6)Когнитивный анализ (4)Когнитивный словарь (5)Культура наблюдения (5)Мерцающие зоны (7)Метафизика (3)Метафора (13)Механизмы восприятия (15)Мифы и парадигмы (7)Органическая логика (5)Прогнозирование (6)Роль языка (4)Симметрии (5)Синхронизмы (5)Сложные системы (10)Степенной закон (8)Творческое мышление (5)Три уровня систем (4)Управление знаниями (3)Фазы развития (7)Фракталы (18)Цветные шумы (9)
КОГНИТИВИСТ: когнитивные методы и технологии © Роман Уфимцев, при поддержке Ателье ER